Category: общество

фотосессия

ПРЕДИСЛОВИЕ

верхний пост, в котором собрана информация об авторе блога
Биографическая справка
Олег Козырев
сценарист | писатель | копирайтер, креативный директор | медиа-эксперт | блогер | общественный деятель

Контакты: kozyrevoleg()gmail.com (ссылки на аккаунты в соцсетях см. в баре ссылок журнала)


Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
руки

Пошли разговоры по этике

На мой взгляд журналист может работать под прикрытием не только по заданию редакции, но и по своей инициативе.

На мой взгляд журналист вполне себе может спасать не только свою жизнь, но и жизнь других людей

На мой взгляд журналист может схватить за шкирку вора или остановить руку убийцы

В принципе я понимаю, почему пошли эти разговоры. Потому, что информации от журналиста, от СМИ важно, чтобы все доверяли. Это мнение я понимаю. Оно профессионально и проверено годами.

Однако, современная журналистика, как мне кажется, это уже и действие, это уже и сопереживание, это уже и проживание каких-то ситуаций на своей шкуре.

Но Бабченко, конечно, теперь просто обязан книгу написать. Иначе заберу все слова свои назад

Originally published at Олег Козырев / блог. You can comment here or there.

руки

Бабченко

Государство начинало бесконечные войны, а он бесконечно разгребал последствия. Был в окопах как солдат, рассказывал правду об аде войны как журналист, брал в семью сирот, требовал мира.
И за это государство развязало войну с ним. Лишало работы, давило, угрожало, убило.

Об одном мы бесконечно спорили. Он считал, что тогда в 2011 году надо было не идти на Болотную, а всем вместе собираться на площади Революции и стоять там до победы. Я говорил ему, что люди были не готовы, что одной Москвой перемен не добиться, что нужно агитировать и агитировать и агитировать прежде, чем удастся прийти к переменам.

Но, если подумать, он просто больше верил в людей, чем я. Больше переживал за Россию, чем я. И больше был готов вложить в перемены, чем я.

Originally published at Олег Козырев / блог. You can comment here or there.

руки

ПУТИН В КОНЦЕ ПУТИ

Правду невозможно скрыть. Овечья шкура рано или поздно сползет с волка. Украденное у бедняка рано или поздно сверкнет золотом в зубе вора. Гнилые нитки рано или поздно расползутся на штанах.

Все пафосные речи Путина, все его обещания, все его лозунги прогнили.

Он обещал заботиться о бедных, но в новый срок вступает грабителем бедняков. Грабит их налогами, оброками, пенями, ценами, пошлинами, платонами. Всем, что в голову взбредет.

Он обещал дать людям дома, жилье (даже ветеранам обещал!), но в новый срок вступает посреди домов сносимых, недостроенных, горящих, разрушающихся.

Он обещал безопасность, но в отделениях полиции погибает теперь больше людей, чем от рук террористов.

Он обещал хорошую медицину, но закрывает последние больницы, санитаров делает уборщиками, делает почти невозможной запись к врачу, отбирает последние лекарства.

Он кричал о том, что сделает Россию сильной, но лишил ее разума. Опоил, отупил, отобрал образование, заменил знание неведением, обманул. Отобрал силы у страны. Убил все лучшее в ней. Взрастил все гнилое, подтачивающее, паразитирующее, умертвляющее.

Мы уже понимаем все о его новом сроке. Его друзья будут богатеть. Страна будет беднеть. Бедности будет меньше. Друзья его будут жрать друг друга, чтобы оставаться богатыми и чтобы мы оставались бедными.

Россия при Путине всегда будет воевать. Враги внешние. До предела, до упора. Докопаемся до всех, до всякой страны, до самой мирной нашей соседки. В каждой стране найдем, за что ее не любить. А если нам повезет и где-то на белом свете появится политик лживый, коррумпированный, злой – такого будем поддерживать, любить, лелеять. Лишь бы всему миру было плохо. А не только нам одним.

Россия при Путине всегда будет сажать. Враги внутренние. До предела, до упора. Докопаемся до всех, до каждой партии, до каждой НКО. До каждого места, где больше трех собираются.

Мы уже все видели. Все обещания, всю болтовню.

Пока все страны не станут врагами — Путин не успокоится. Пока вся Россия не станет врагом – он не остановится.

И мы примерно понимаем, как это все завершится. Однажды люди слишком обеднеют. Или слишком многих из них Путин сделает врагами. Или слишком многих покрошит в мясорубке новых своих войн. Или слишком многие возмутятся каким-то очередным бесчинством его друзей или его силовиков. Люди выйдут и сделают Россию прекрасной.

Конечно, все проблемы вмиг не будут разрешены. Но они хотя бы начнут решаться. Будем уменьшать преступность, увеличивать продолжительность жизни, строить дороги, растить детей, строить города, сажать деревья – в общем, делать примерно то, чем занимается цивилизованный мир.

Споры из политики не уйдут. Но давайте мы уже начнем спорить о том, пруд в парке разбить или речку, а не о том, что пора прекратить пытать в тюрьмах, убивать политиков, выгонять из ВУЗов профессоров за их знания.

Во внешней политике мир все равно никуда без России не денется. Нужно будет как-то новым странам помогать жить без диктаторов, без войн, без терроризма. Надо работать над тем, чтобы планета была более безопасной, менее бедной, была зеленее и чище, спокойнее. У нас есть общие дела с миром, чтобы летать к другим планетам, чтобы лечить болезни, чтобы развиваться.

Путинизм – озлобленное на весь мир старье, неспособное уже на созидание. Огорожено заборами, охранами, роскошным образом жизни, пропагандой, которая пудрит мозги уже и ему самому. И это старье не имеет ни культурной, ни антикварной ценности. С ним неизбежно придется расстаться.

Чудо и невероятное вдохновение — каждый, кто выставил это старье за порог своего дома, своей жизни, своего будущего. Чем больше таких людей – тем ближе прекрасная Россия будущего.

#оннамнецарь

Originally published at Олег Козырев / блог. You can comment here or there.

руки

Пусть меня заклюют антикоррупционные друзья, но я не понимаю, за что арестовали братьев Мамедовых

Я честно почитал какое-то количество материалов по делу Мамедовых и вообще не понял, за что их арестовали-то. Пусть меня заклюют мои антикоррупционные друзья, но считаю, что за то, в чем их обвиняют — нельзя арестовывать до суда.

Прямо скажу, я считаю, что арест до суда должен быть какой-то очень редкостью. Понятно, когда состоялся суд (представим, что мы в честной стране живем с нормальным судом), выступили обе стороны, одна смогла представить обвинения, а другая смогла защититься — и тогда уже судья выносит приговор. Вот после приговора арест — понимаю. До приговора — нет.

В прекрасной России будущего арест до суда должен стать редкостью. Причем не только по экономическим статьям — вообще по всем. Я даже практики залога не понимаю, т.к. это дискриминирует бедняков.

Я понимаю, если человек подозревается в убийстве, в терроризме, в участии в банде, убивавшей людей. В таких случаях арест до суда, наверное, оправдан. Но по массе остальных случаев — надо как-то перестать считать такие аресты нормальными.

Так что даже если в будущем перед судом предстанет самый отъявленный путинист с самыми оголтелыми коррупционными преступлениями -за решетку он должен отправляться только лишь по итогам суда, а не до него.

Гуманнее надо быть в 21 веке.

Originally published at Олег Козырев / блог. You can comment here or there.

руки

О разнице между законностью и легитимностью власти на примере Волоколамска

Вы все, думаю, видели, что происходило вчера в Волоколамске. Жители, разгневанные массовым отравлением детей газами местной свалки, прогнали и главу района и губернатора Московской области.

Всегда вспоминайте эти видео, когда хотите понять разницу между законностью и легитимностью. Законность власти — формальная штука. Например, с помощью дискриминационных законов можно сделать так, чтобы властью была группа людей, представляющая лишь небольшую часть населения. Того же можно добиться с помощью узурпации власти, политического насилия и пропаганды. На несводобных и несправедливых выборах в стране приходит формально законная власть, но легитимна ли она?

Легитимность, в отличие от законности, это больше ощущение. Признают ли жители, что да, они по своей воле и с наличием выбора избрали представлять себя лучшего из кандидатов.

Посмотрите на убегающего от жителей главу Волоколамского района. Или на сверкающего пятками губернатора Воробьева. Чувствуют ли жители, что данные люди представляют их интересы? Чувствуют ли сам глава района и губернатор, что представляют этих жителей?

Жители чувствуют, что и тот и другой представляют интересы свалки, а не граждан Волоколамска.

В общем, легитимная власть обладает авторитетом. Легитимный представитель ощущается местным сообществом не как чужак, а как свой. Легитимный представитель жителей является их голосом против свалки и против тех, кто за свалку топит. Жители же ощущают сейчас, что нелегитимная власть является парламентером от мусорной мафии.

Вот почему бойкот несвободных выборов действенен при наличии сильной оппозиции. Бойкот формирует дистанцию между легитимностью и нелегитимностью. Он показывает все в истинном свете. И вынуждает нелегитимные власти убегать при каждом прямом общении с народом.

Для легитимного избранника народ — защитник. От опасности он среди народа бы и укрывался. А для нелегитимного избранника народ — опасность, от народа такой бежит и прячется.

Хотите понять разницу между законностью и нелегитимностью — вспоминайте события в Волоколамске.

Originally published at Олег Козырев / блог. You can comment here or there.

руки

ТЫ НЕ ЛЮБИШЬ ПУТИНА, АНТОН, Т.К. НЕ ГОВОРИШЬ ЕМУ ПРАВДУ

возражение Антону Красовскому

ТЫ НЕ ЛЮБИШЬ ПУТИНА, АНТОН, Т.К. НЕ ГОВОРИШЬ ЕМУ ПРАВДУ

Примерно раз в пять лет, когда забывается очередной Никита Белых или Алексей Дымовский, появляются такие тексты («Если вы хотите изменить Россию, полюбите Путина«). Мол, идите во власть, меняйте ее изнутри. И только там – внутри — вы и сможете что-то изменить.

Вроде бы правильные слова. Почему бы не стать единороссом и не изменить все изнутри? Почему бы не стать чиновником и не изменить все изнутри?

Давайте же подумаем, почему же не нужно становиться бандитом, чтобы изнутри банду изменить? Почему не становиться членом мафии, чтобы изменить мафию изнутри?

Есть несколько причин, Антон, почему этого не получится. Начнем с простой. Ты же журналист, да? Давай посмотрим на карьеры Евгения Киселева, Леонида Парфенова, Евгении Альбац и многих других. Что же такого случилось, что у них больше нет телепрограмм внутри сегодняшнего российского телевидения? Давай, Антон, постарайся подумать и дай правильный ответ. Вижу по глазам, что ты начал что-то понимать. Правильно – их уволили, или их программы закрыли, или даже разогнали их телеканалы. Т.е. им не дали быть внутри.

Так же уволили майора Дымовского, посадили разоблачителя собачьих консерв для солдат честного офицера Игоря Матвеева. Так же увольняют и изгоняют возмущающихся учителей, профессоров, бюджетников и госслужащих, директоров больниц. Их просто не оставляют внутри мафиозной системы, Антон. Вспомни Геннадия Гудкова – его просто вышвырнули из Госдумы всего лишь за то, что он был хорошим депутатом.

Ты мне можешь возразить, что мол ты говорил о другом – надо было как-то снизу подниматься, с первых ступенек вверх. Сперва в нашисты потом в единороссы, да? Вперва в стукачи, потом в ФСБ, так? Ну давай, Антон, подумай еще немножечко и скажи нам всем, почему такой путь не получится. Давай, представь, сможешь ли ты побыть немножечко нашистом, залезть на капот машины оппозиционера и нагадить там – ну просто ради того, чтобы потом в будущем систему изнутри изменить. Или ударить шахматной доской гениального спортсмена, чемпиона, гордость страны (ты ведь понял уже, что я про реальные истории с нашистами рассказываю)? Или кинуть грабли под колеса бывшему премьер-министру, ставшему оппозицинером? Сможешь ради этого светлого будущего? Если нет – тебя не пустят в нашисты, Антон. Ты там карьеру не сделаешь и не попадешь в единороссы.

Понимаешь, вот какая штука, чтобы изменить систему изнутри – надо быть другим для этой системы, надо быть меняющим, так? Надо не врать, не воровать, не подтасовывать. И это как минимум. А ведь чтобы что-то изменить то ты даже и больше должен сделать – ты должен сделать так, чтобы нельзя было рядом с тобой воровать, убивать, сажать. И скажи мне, сколько дней внутри тебе будет тогда отведено?

Самое интересное, что людей, не изменяющих своим принципам, их ведь видно. Даже став чиновниками – они не меняются и не изменяют своим убеждениям. Мария Гайдар, будучи вице-губернатором, стояла в пикете у Генпрокуратуры после нападения на Кашина. Евгений Ройзман, будучи мэром, не стеснялся ходить на митинги.

Но ты все перепутал, Антон, даже эти исключения из правил – они не часть этой системы. Они не шли внутри ее, они оставались самими собой. И ровно поэтому исторгаются этой мафиозной системой.

Но в одном я согласен с тобой, Антон. Это в словах о любви. Мне близко это. Т.к. об этом говорили и Мартин Лютер Кинг, и Ганди. Но вот ведь какая штука – любовь не молчит. Она не молчит об ежедневно творимом зле. Любовь вступается за слабых. Любовь противостоит деспотам.

И любовь точно не становится частью ненависти.

У меня встречное к тебе предложение, Антон – стать частью не путинской системы, а России. Будь частью России, Антон. России смелой, свободной, неравнодушной и любящей. Ты должен быть готовым к тому, что быть таким человеком трудно. Ты и сам некоторое время чувствовал это на себе. Хуже с работой. Хуже с учебой. Хуже со свободой. Но как иначе изменишь страну, Антон?

Мы – соль земли. Пресные люди ничего не изменят. Нести правду бывает трудно, но только это меняло людей, меняло страны, меняло мир.

Начни говорить Путину правду, Антон. Расскажи ему, как много боли и горя он приносит своей земле. Постарайся донести до него, что пришло время уйти.

Так что скажешь, достаточно ли ты любишь Путина, чтобы говорить ему правду?

Originally published at Олег Козырев / блог. You can comment here or there.

руки

ОТКЛЮЧАЙТЕ!

Герман Клименко — самый честный чиновник России. Он должен быть назначен премьер-министром

Советник президента по вопросам развития интернета Герман Клименко заявил, что Россия готова к отключению интернета. Молодец, советник, все подготовил. Ну почему не все чиновники такие же честные?

Почему Скворцова честно не скажет, что россияне готовы к отключению пенсий и доступной медицины?

Почему Васильева не признает, что все подготовлено для отключения россиян от науки и качественного образования?

Мень почему не скажет в лоб, что все, можно не рыпаться и не пытаться россиянам улучшать жилищные условия. И что от ЖКХ нужно ждать только отключений?

Ткачев, ну сказал бы как есть, что отключает одного фермера за другим от сельского хозяйства.

Колокольцев по факту отключил ведь давно уже страну от безопасности. А Коновалов — от юстиции.

Все готово. Страна готова к отключениям. Мы готовы жить (да и почти уже и живем!) без интернета, без работы, без общественного транспорта, без дорог, без книг, без фильмов, без телевидения, без театров, без газет, без безопасных улиц, без домов, без дворов, без путешествий, без выборов.
Да уже кажется даже готовы жить без света, без воды, без еды.

Отключайте!

Originally published at Олег Козырев / блог. You can comment here or there.

руки

Современные жертвы политических репрессий

В дни, когда вспоминаются жертвы сталинских репрессий, важно не забывать и о жертвах современных. Собственно убийства политических оппонентов еще редки. Но покушений — больше. Попыток давления — еще больше. А угрозы и дискриминацию по политическим мотивам испытывают на себе сотни тысяч людей, если не миллионы.

Кого преследует нынешний режим?

Прежде всего — политическую оппозицию. Угрозы и нападения на политиков стали рутинными. Самые известные из смертей — убийство нацбола Юрия Червочкина (это убийство времен «Маршей несогласных»), убийство Бориса Немцова у стен Кремля. Деятельность оппозиционных партий практически под запретом. Как и митинги и пикеты.

Преследуют журналистов. Убийство Политковской, смерть защитника химкинского леса Бекетова — из этой области. Много нападений, еще больше угроз и почти полная и тотальная невозможность работать по профессии для профессиональных журналистов.

Преследуют правозащитников. Уголовные дела, нападения, угрозы. Убийство Натальи Эстемировой так и осталось не расследованным.

Преследуют адвокатов. Много из них лишилось статуса адвоката, им угрожают, их избивают, их убивают. Самое известное из убийств — убийство Маркелова.

Преследуют местных активистов, экологов, лидеров профсоюзов, просто активных жителей. Убийство в Мурманской области Николая Подольского и Сергея Малашенко. В Татарстане был застрелен Игорь Сапатов. Таких историй много. И это не считая десятков уволенных егерей, которым не посчастливилось остановить силовика или чиновника-браконьера.

Отдельная страшная статистика убийств на Кавказе. Бессудные казни там стали нормой. В новостях мы просто узнаем, что тот или иной убитый силовиками человек — «боевик». Был ли он боевиком, или просто у его семьи конфликт с другой более влиятельной семьей — никто не узнает, т.к. следствие нормальное отсутствует вовсе. Борьба с терроризмом необходима. Но вряд ли террор и пренебрежение к суду победит терроризм.

Крым открыл эпоху преследования украинцев и крымских татар. Политические и общественные организации украинцев и крымских татар по факту под запретом. Независимые национальные СМИ под запретом. Количество политзаключенных и узников совести в этой группе растет. В кубанской колонии забили до смерти украинского подростка Виталия Попа.

Но преследуются и российские национальные политические организации. Русские националисты сегодня за решеткой (Александр Белов-Поткин — например). Против одного из общественных лидеров поморов Игоря Моисеева возбудили дело по 282 статье.

Преследуют блогеров. Количеств уголовных дел в их отношении растет.

Преследуют большие религиозные группы. Староверов, католиков, протестантов, отдельные группы мусульман, отдельные группы православных, индуистов, преследуются традиционные российские новые конфессии вроде молокан, субботников, хлыстов. Свидетелей Иеговы всех скопом признали экстремистами. Что особенно подло — против этих групп часто инициируются дела о лишении родительских прав.

Участились случаи преследований даже не столько религиозных, сколько оздоровительных групп йоги.

Преследуют художников, режиссеров, музыкантов.

Преследуют даже ученых, в том числе и по случаям, когда они высказывают публично всего лишь научную оценку происходящему, или липовой диссертации очередного бездаря-чиновника.

Думаю, могу уже даже что-то забыть, не упомянуть — настолько широк сегодня прессинг инакомыслящих.

Не будет лишним вспомнить и каким образом прессингуют неугодных:

— увольнение с работы, отчисление с учебы

— помещение в психиатрическую лечебницу, в т.ч. насильственное

— угрозы изъятия детей и изъятие детей

— давление на близких родственников

— нападения на членов семьи, в т.ч. на детей

— клевета в СМИ, создание атмосферы ненависти

— полицейские провокации

— «вывоз в лес» силовиками, угрозы убийства

— липовые уголовные дела

— аресты счетов и аннулирование банковских карт

— штрафы, иногда огромные

— изъятие имущества, обыски

— насильственная отправка в армию даже в случаях, когда человек по медицинским показателям не пригоден к армии, а иногда даже в случаях, когда человек уже отслужил

— скрытая съемка, фабрикация фальшивых сюжетов в СМИ

— слежка

— препятствие адвокатам, не допуск адвокатам к подсудимому

— нападения (нападают и силовики, и провокаторы, и сумасшедшие, вдохновленные сюжетами СМИ)

— отравление

— тюремное заключение

— непредоставление лечения в тюрьме, подсадка в туберкулезные камеры для заражения туберкулезом

— убийства

Пора осознать, что масштаб политических репрессий сегодня беспрецедентный. Сверхжестокие сталинские годы с их запредельным количеством расстрелов не должны заслонять от нас того факта, что Россия сегодня — на первом месте по политическим преследованиям в Европе. И одна из лидеров среди всех стран мира.

Originally published at Олег Козырев / блог. You can comment here or there.