Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

фотосессия

Важные мелочи. Больницы

Есть много околобольничного маразма, который не понимаю, не принимаю и не хочу, чтобы он существовал.

Например, передачу для ребенка можно передать только в рабочее время. Это же маразм. И так в куче московских больниц. Неужели так трудно избавиться от этого совково-тюремного режима и научиться принимать передачи рано утром (до работы чтобы могли принести) и вечером (чтобы то же самое можно было сделать после работы)?

Например, я не понимаю, почему так много ограничений на посещение больных. Например, если инфекционная больница или больной на карантине или еще что-то в этом стиле - можно организовать комнату свиданий - через стекло. В крайнем случае сделать видеосвязь - нынче домофоны в каждой помойке ставят, а в больницах это наладить почему-то не могут.

Кстати, в больницах вообще редко где есть места для общения больных и посетителей. В одной крупной детской больнице на все большое отделение была например одна куцая лавочка. Еле ходящие дети должны были стоять вместе со своими родителями, т.к. иных вариантов с ними увидеться не было.

Не понимаю, почему при больницах нет настольных игр и библиотеки, чтобы было что читать. Ну и конечно странно, что нет WI-FI (лучше бесплатного, но даже хотя бы и платного).

.Не понимаю, почему скорая, когда забирает ребенка, сразу сообщает, что не сможет отвезти ребенка в ближайшую больницу, даже если это возможно, есть места - даже если это удобно родителям, а поедет туда, куда скажет диспетчер и только туда.

Кстати, новенькое, оказывается например в нашем случае скорая бы нас не забрала - это сказал терапевт, написавшая направление на срочную помощь. Теперь в Москве во многих случаях скорые забирают только через поликлинику.

Некоторые вещи, как мне кажется, можно изменить легко. Но наверное для этого надо, чтобы московские чиновники лечились не в спецбольницах.

Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
фотосессия

Хорошие врачи и плохие инструкции

По итогам вчерашнего бурного обсуждения об узбечке, которую врачи бросили рожать без помощи, выскажусь по самому главному вопросу.

Более всего комментаторы возмутились моему предложению уволить весь персонал того роддома. Мол, кто же будет работать и мол это инструкции дурацкие, а врачи хорошие. Вот о хорошем враче и поговорим.

Представим себе, что есть хороший человек, хороший врач. Он внимателен к больным и верен своей профессии.

И вот на пороге больницы оказывается человек, которому нужна помощь. И вот начинается самое интересное.

Если этот человек-врач отказывается помочь больному (или роженице - как в том случае), то он перестает быть и врачом - т.к. не верен клятве Гиппократа, и хорошим человеком - т.к. хороший человек никогда не оставит без помощи того, кому он может помочь хотя бы в силу своей профессии.

Т.е. получается, что в ту секунду, когда он отказал в помощи - он перестает быть хорошим человеком и врачом. Получается - нет и смысла тогда в его работе. Тогда и надо его увольнять.

Т.к. в противном случае он делает вид, что он врач, по всей статистике выходит, что у нас вот в этом роддоме куча врачей - а вот если на деле посмотреть - нет ни одного.

Я могу понять, что Минздрав запрещает врачам что-то там делать без инструкций. ОК, снимай халат. выходи на крыльцо и как частный человек помогай этой женщине родить. Простые прохожие - без медобразования - это сделали, а ты, бессовестное нечто в белом халате, этого не сделал. Снимай тогда халат и вали из больницы и не пудри нам мозги, что ты врач.

Такие вот псевдоврачи напоминают мне полицейских, к которым иногда подбегаешь с криком о помощи, а они тебе в ответ "это не мой участок".

И финальное. Этот пост не против врачей. Врачи как раз бы помогли. А вот из-за таких персонажей, как во владивостокской истории, люди и думают плохо о врачах. Не надо хорошими людьми в белых халатах прикрывать злодейства тех, кому халат достался по случаю.

фотосессия

Узбечка и роддом

На мой взгляд история с роженицей из Узбекистана, которую не приняли в роддоме и которой пришлось рожать на входе, довольно проста.

Должен быть уволен весь мед-персонал, находившийся на тот момент в роддоме, в отставку должны быть отправлены все региональные чиновники, а также нынешний глава Минздавсоцразвития, т.к. очевидно именно Минздравом установлены те правила, которые мешают врачам следовать клятве Гиппократа.

Разберем все нелепые отговорки врачей.

"у нее не было документов"
ну и что? и у россиянки тоже может не оказаться документов
скорая врачебная помощь у нас должна оказываться без всяких документов. и уж тем более родовспоможение

"она могла быть заразной и перезаразить всех рожениц"
ох-ты еж-ты! Так тогда тем более весь персонал этой больницы давно пора уволить. Возможно это новость для роддома, но они должны оказывать помощь в родах даже больным женщинам - даже если они больны туберкулезом или СПИДом или чем угодно. В роддомах должны быть условия для родов и таких больных.

"так мы не могли ж ее проверить"
Опять двойка и опять повод для тотального увольнения. Вы, врачи мои дорогие, вообще для всех, поступающих внезапно и без возможности сделать им анализы и т.п. должны и для них обеспечивать карантин и не допускать с ними контакта других рожениц - пока не будут данные анализов и пока не убедитесь, что они ничем таким не больны

Ну и на всякий случай кое-что для отмороженных нацистов, которым кажется, что только узбечек вот так документами мурыжат. Увы, мои отмороженные собеседники, отмороженность - штука, распространяющаяся на всех сразу. Равно как вы - отмороженные нацисты - до русских тоже вполне себе можете докопаться, так и эти отмороженные "врачи" ровно так же мучают бумажками и русских рожениц, можете быть уверенными.

И да, никакого незаконного пребывания узбечки в России не было. У нас нет визового режима с Узбекистаном.

фотосессия

Институт имени Сербского должен быть закрыт

Вот из комментариев психиатров на циничный приговор Косенко (кстати, посмотрите эти отзывы: http://www.snob.ru/selected/entry/66282 ) мы можем узнать кое-что о тех, кто отправил его в психлечебницу.

В суде выступила "эксперт" Инна Ушакова из института имени Сербского.

Институт имени Сербского славно отметился в прошлые советские времена, отправляя здоровых людей на принудиловку. Как бы оповестить всех врачей и сотрудников института о том, что произошло в суде?

Сам такой "институт" должен быть закрыт. Какой смысл содержать карательные медучреждения.

фотосессия

Немного о карательной психиатрии

Сегодня в 14 часов может решиться судьба узника Болотной Михаила Косенко. Силовики с помощью суда хотят упечь политзаключенного Косенко на принудительное лечение в психиатрическую лечебницу. Сделать это им было бы невозможно без врачей, которые захотят поставить такой диагноз и принудительно держать Косенко за решеткой медучреждения.

Так сложилось, что никто из советских коллег таких психиатров не был в свое время наказан за то, что абсолютно здоровых людей они отправляли за решетку.

В России, к сожалению, долгая история злоупотреблений врачами клятвой Гиппократа.


Еще в царские времена прибегали к использованию психушки для борьбы с инакомыслием. Выдающийся российский писатель, философ Петр Чаадаев был в свое время признан царской охранкой невменяемым. А дабы было совсем неповадно, невменяемой объявили и знакомую Чаадаева - Панову, которая помогала в распространении его публицистики.

В советское время такие злоупотребления были поставлены на поток.

Недобрую славу получила Казанская психиатрическая больница, в которую потоком направляли осужденных по 58 УК РСФСР и ст. 54 УК УССР - политзаключенных. за тридцать лет с 1940 по 1970 годы в ее палатах умерло 1802 пациента, из них как минимум 470 были политзаключенными.

Формальное обоснование для госпитализации дала «Инструкция по неотложной госпитализации психически больных, представляющих общественную опасность», появившаяся в 1961 году.

Объявление инакомыслящих невменяемыми позволяло отправлять их за решетку без суда и следствия. Надо осознавать, что заключенных в психбольницах не просто держали за решеткой. Применялись пытки, заключенных обкалывали лекарствами, в том числе и теми, что вызывали жуткую боль. Делались инъекции сульфозина - он вызывал сильнейшую боль в мышцах, заключенных обкалывали нейролептиками. Кроме того санитары часто могли просто избить пациента больница, не говоря уж о том, чтобы связать, держать в голоде и холоде. Очень рекомендую почитать воспоминания Валерии Новодворской - она подробно описывает все, что делали с ней в психиатрической лечебнице.

Ну и надо ли говорить, что сама угроза помещения в психлечебницу являлась серьезным фактором давления на человека, который может еще и мог бы как-то допустить для себя тюрьму, но то, что его будут считать невменяемым - могло стать средством, после которого можно и сломаться.

Многие выдающиеся диссиденты советского периода прошли через такие жернова. Среди самых известных жертв карательной психиатрии Иосиф Бродский. Владимир Буковский, Ольга Иофе, Егор Летов, Наталья Горбаневская, Валерия Новодворская и многие другие.

Многие помнят знаменитую демонстрацию в момент ввода советских войск в Чехословакию - демонстрацию на Красной площади "За вашу и нашу свободу". Но мало кто знает, что одного из участников этой демонстрации так сильно избили, что выбили почти все зубы. Это был Файнберг. Из-за политрезонанса его не могли в таком виде показать на суде всему миру. решение было найдено быстро - Ленинградская спецпсихбольница. Наталье Горбаневской, участвовавшей в той демонстрации, был состряпан диагноз "вялотекущая шизофрения". Надо сказать, что именно этот диагноз-изобретение советских психиатров и использовался чаще всего против инакомыслящих.

Важнейшее дело сделала Московская Хельсинкская группа, которая начала систематизировать подобные факты и составлять отчеты о них. Была создана рабочая группа по исследованию использования психиатрии в политических целях.
Koryagin.jpg
Врач-психиатр Анатолий Корягин (на фото выше) проводил обследования тех, кто был объявлен психически ненормальным и давал независимые заключения по ним. Комиммией была проведена огромная работа по проверке условий содержания заключенных, по сбору имен и фактов. Опубликованная комиссией информация вызвала большой резонанс в зарубежном медицинском сообществе и вынудила советскую машину подавления снизить обороты репрессий руками психиатров. Одним из руководителей этой группы был Александр Подрабинек - автор книги, которую обязаны знать все - "Карательная медицина".

Все члены рабочей группы были репрессированы.

Генеральная Ассамблея Всемирной психиатрической ассоциации приняла резолюцию о присвоении Корягину статуса персонального почётного члена Всемирной психиатрической ассоциации за «проявление в борьбе с извращённым использованием психиатрии в немедицинских целях профессиональной сознательности, мужества и преданности долгу».

История не ограничивалась только политическим использованием психиатрии. Были случаи насильственного помещения в психушку жен, родных высокопоставленных чиновников, или просто людей с деньгами, по каким-то причинам хотевших избавиться от родственника.

Довольно активно психиатрию применяют для борьбы с религиозными меньшинствами в России.

Медицинское освидетельствование и экспертиза на предмет вменяемости как правило проводились в научно-исследовательских институтах: в Центральном НИИ судебной психиатрии им. В.П. Сербского в Москве, Научно-исследовательском психоневрологическом институте им. В.М. Бехтерева в Ленинграде, психоневрологических институтах Минздрава УССР в Харькове и Одессе и пр.
Главными «экспертами» карательной психиатрии являлись доктор медицинских наук, профессор Д.Р. Лунц, А.В. Снежневский, Г.В. Морозов и другие.

Если вы думаете, что хоть кто-нибудь из них, либо их наследие было как либо осуждено - ошибаетесь. Вот один факт.  В начале девяностых директор Центра Сербского Татьяна Дмитриева принесла было извинения за злоупотребления в советский период. Однако уже в 2001 году в своей книге «Альянс права и милосердия» уже писала, что злоупотреблений в СССР было не больше, чем на Западе.

По книгам и медпособиям многих из этих "героев" до сих пор учатся российские психиатры.

Как бы мне хотелось завершить все советским периодом, но увы.

В 2005 году чебоксарский правозащитник Альберт Имендаев - оппонент по избирательной кампании президента Чувашии Федорова - был помещен в психбольницу ровно на срок, когда можно было выдвинуться и зарегистрироваться кандидатом, после чего был отпущен. Там же в Чебоксарах отправили насильно в психушку одного из депутатов, часто писавших о коррупции - Игоря Молякова.

Нацбола Артема Басырова упекли за решетку психбольницы накануне Марша несогласных (2007 год).

В принципе без открытия всех архивов и тотального увольнения из медицины всех тех, кто использует белые халаты для подавления инакомыслия - история будет повторяться вновь и вновь. Врачи закрытых медучреждений быстро могу вспомнить, чем они занимались в советские годы, если на то будет запрос в путинское время.

Посмотрим, какое решение суд примет по делу Косенко. Но важно будет всем нам предать огласке не только имена судей, вынесших приговор, но и врачей, которые захотят нарушить клятву Гиппократа ради подавления политической оппозиции.

фотосессия

перепост:Остаться в живых или Новые правила госпитализации (и их последствия - на примере мой семьи)

Оригинал взят у tavologa в Остаться в живых или Новые правила госпитализации (и их последствия - на примере мой семьи)
Добралась я таки до ЖЖ, чтобы изложить события последних дней. Честно постараюсь рассказать все спокойно и без мата, хотя желание пристрелить того козла, который подписал приказ о новом порядке госпитализации, крепнет с каждым днем. К сожалению не знаю номера приказа и его уровня (федеральный или московский), но от всей души желаю авторам сего знаменательного шедевра на своей шкуре прочувствовать, к чему он приводит. Ладно, лирика закончилась, приступим к фактам.

14-е августа, поздний вечер. У моего мужа неожиданно поднялась температура. 38,6. При попытке встать потерял равновесие, упал, при этом на суставе большого пальца правой ноги прорвался абсцесс. Что характерно, до этого палец не болел и никак себя не проявлял, то есть, наличие там абсцесса обнаружилось, когда тот уже прорвался. И полилось оттуда нечто: на гной похоже мало, ни запаха, ничего такого, зато с мелким то ли сухожильным, то ли хрящевым крошевом. "Опаньки", - сказала я, и на следующий день вызвала "скорую" На следующий - поскольку была уверена в том, что Димку госпитализируют, отток содержимому есть, время позднее, а мне рано утром на работу.

15-е августа, после обеда. Я вызвала "скорую". Приехавшие тетеньки сообщили, что с 12-го числа действует новый порядок госпитализации, согласно которому наш случай не является экстренным, поэтому лечиться нам надо амбулаторно, то бишь, в поликлинике, а госпитализироваться, если поликлинические врачи сочтут необходимым, в плановом порядке.Передали актив в поликлинику (ага, терапевту) и уехали.

15-е августа, вечер: нам позвонила терапевт, сказала, что не видит смысла к нам идти, и вообще, хирург сегодня во вторую смену, вот и шуршите, господа хорошие, к нему. Ножками, ножками, пофиг на то, что нога не очень ходит.

15-е августа, примерно через час. Что делать, доползли до хирурга. Если кому интересно - некий Закарян А.Д., работает в бывшей поликлинике №45, ныне филиале №2 поликлиники №23 г. Москвы. Этот человек в белом халате (назвать его врачом у меня язык не поворачивается) не соизволил даже из-за стола встать, чтобы хотя бы осмотреть рану. На случай, если кто не в курсе, хирург ОБЯЗАН лично присутствовать при первой перевязке. Нет, зачем ему лишние трудности, задницу от стула отрывать - это не для него. Отправил к медсестре делать перевязку. Ни записи в карте, ни записи в единой компьютерной сети ЭМИАС, с которой сейчас работают практически все врачи в гос. учреждениях, ни диагноза - вообще ни-че-го. Как будто нас и не было. Медсестра сделала перевязку, Закарян на мой вопрос, что дальше, нехотя сказал, что можно ходить на перевязки в поликлинику, а можно то же самое делать дома: наложить левомеколь и перебинтовать не так уж и сложно. Антибиотики? Ну, если хотите, можете принимать...

16-18 августа. Ладно, сидим дома, обрабатываем рану, делаем перевязки, колем линкомицин (поскольку он тропный к костным тканям, а там явно проблема в суставе. Параллельно пытаюсь найти какие-то варианты госпитализации, потому что вижу, что нога все краше, Димке все хуже, на горе-хирурга надежды никакой, на скорую, судя по всему, тоже. Звоню в платное отделение одной из московских больниц, общаюсь с заведующий. Обсуждаем, что и как, выводы совпадают: остеомиелит, вялотекущий сепсис, костный туберкулез или онкология. Как говорится, выбирайте, от чего вам больше нравится сдохнуть. Зав. отделением мне честно говорит, что если это сепсис, то цена вопроса около 300 тысяч рублей. Таких денег у нас нет. Сотня найдется, даже полторы, но не три. Обзваниваю дальше - везде примерно то же самое. А нога все краше.

19-е августа, вечер. Возвращаюсь с работы. У Димки опять температура за 38, по стопе почти до щиколотки поднимается краснота. Я не идиотка, я понимаю, что мы с ситуацией не справляемся. дойти до хирурга возможности уже нет, поскольку появились боли. Повторно вызываю "скорую". После долгих препирательств с зав. станцией машина таки приезжает. И (та-дам!) отказывает в госпитализации, ссылаясь на все тот же приказ. Перенаправляет актив в неотложку. Зачем - непонятно, поскольку неотложка госпитализировать вообще не может.

19-е августа, примерно через час-полтора. Приезжает неотложка. Доктор смотрит на ногу и делает квадратные глаза: "Вы почему не в стационаре?!". Объясняю ситуацию. Доктор тяжело вздыхает и показывает мне копию приказа, согласно которому теперь амбулаторно (то бишь, в поликлинике) лечатся флегмоны (если кто не в курсе - разлитое гнойное воспаление, требующее оперативного вмешательства), рожистое воспаление с выраженной интоксикацией (это когда температура за 40), эпи-синдром, в том числе при наличии судорог, гипертонический криз и много чего еще. Очень, очень занимательный документ. Надо будет найти его полный вариант. Но мне реально интересно, те дебилы, которые его разрабатывали и утверждали, вообще хотя бы раз в жизни хоть одно из перечисленных там заболеваний в глаза видели? "Похоже на остеомиелит", - говорит доктор. "Похоже", - грустно отзываюсь я. Доктор с неотложки перенаправляет актив в поликлинику, поскольку больше он ничего сделать не может. Я начинаю названивать на горячую линию департамента здравоохренения (это не опечатка, это мое отношение к тому, что у нас сейчас делают с медициной).

Дозваниваюсь. Дежурный врач внимательно меня высушивает и задает резонный вопрос: "А почему вы до сих пор не в стационаре? А если там остеомиелит?". Оказывается, доктор только из отпуска и не в курсе последних изменений. Рассказываю ему про приказ. Реакция примерно как у меня: "У нас что, кладбища плохо заполняются?". Дежурный мне советует действовать через зав. филиалом и добиваться госпитализации всеми правдами и неправдами.

20-е августа, утро. Звоню в поликлинику, разговариваю с заведующей. Реакция заведующей практически дословно совпадает с реакцией дежурного на горячей линии: "Как - не госпитализировали? А если там остеомиелит? У какого хирурга были? Бегом ко мне за направлением на госпитализацию!". Поскольку я была на работе, с бумажками бегал ребенок.

20-е августа, после обеда. Приходит из районной поликлиники терапевт, которой неотложка накануне передала актив. Смотрит на ногу, которая стала еще краше: стопа красная, горячая, из сустава непрерывно выходит все то же крошево. Задает сакраментальный вопрос, почему мы до сих пор не в стационаре. Пишет направление на госпитализацию, вызывает "скорую". Диагноз - остеомиелит под вопросом. Никуда не уходит, сидит и ждет. Забегая вперед: я искренне благодарна этому врачу. Она не ушла, пока не получила подтверждения, что Димку все-таки госпитализируют.

20-е августа, примерно через час. Приезжает "скорая" и (ТА-ДАМ!) пытается отказать в госпитализации. Да, они видят, что происходит. Да, они понимают, что молодой 35-летний мужик вот-вот потеряет ногу, если вообще выживет, но приказ недвусмысленно запрещает им госпитализировать таких пациентов. Я встаю крестом в дверях  и популярно объясняю приехавшей бригаде, куда они могут засунуть данный приказ. Достаю (нет, не пистолет, всего лишь телефон), набираю номер департамента, параллельно оповещая бригаду, куда именно я звоню. Сообщаю им, что накануне уже звонила в департамент, и там очень удивились, что мы еще не в стационаре. В это же время терапевту звонит заведующая и интересуется, как у нас дела (очевидно, туда из департамента уже позвонили). После полутора часов (!) препирательств врачи со скорой понимают, что деваться некуда. Начинается "сочинение на заданную тему": температура 38,6? Пишем, что 39,5. Состояние? Ну, пусть будет средней тяжести.

20-е августа, около 18 часов вечера. Мы едем в больницу, терапевт идет по другим вызовам.

20-е августа, около 20 часов. Димку оформляют в отделение гнойной хирургии, тихо матерясь на долбаный приказ, из-за которого теперь столько осложнений.

20-е августа, 21.30: экстренная операция прошла успешно, ампутировали палец. Со слов оперировавшего хирурга, сустав на тот момент полностью разложился, начиналась флегмона стопы. Еще пара дней - и пришлось бы ампутировать всю стопу. Говорят, легко отделались.

Сейчас Димка в стационаре, вчера уже начал вставать и ходить. На следующей неделе его обещают выписать домой, на долечивание у районного хирурга. Боги, дайте мне сил сдержаться и не покалечить этого урода, когда мы придем к нему на прием... Другого хирурга в поликлинике, увы, нет. Затем последуют реабилитация, заказ ортопедического вкладыша в обувь и уже плановое обследование, чтобы понять, откуда это вообще все взялось. Димкины родственники хотят подавать в суд (правда, непонятно, на кого), мне все равно. Главное, что все остались живы.

Вывод: что бы с вами ни случилось, скорая вряд ли вас госпитализирует из дома. Поэтому, если вам очень-очень плохо, идите на улицу, садитесь на лавочку (только не около своего дома, а хотя бы в соседнем дворе) и вызывайте скорую туда. С улицы заберут, никуда не денутся. Хотя, кто ж его знает, могут ведь и просто до дома подвезти...

Да, перепост приветствуется. Бороться с системой - занятие неблагодарное, но, может быть, поднятая в ЖЖ волна смоет этот идиотский приказ.

Апдейт: скан приказа http://s50.radikal.ru/i130/1308/38/61eaad8be40c.jpg
фотосессия

Проблемы в Москве, созданные Собяниным. Первые десять

Попробуем посмотреть на решения Собянина в городе Москва, на время отстранившись от того факта, что Собянин остается одним из видных функционеров Единой  России, да и вообще путинского клана. Также сделаем вид, что мы не помним, что Лужков был тоже плоть от плоти Единой России и как бы Собянин не имеет отношения к проступкам своего предшественника. Есть ли существенные претензии собственно к Собянину?

Я обозначил первые десять проблем, которые появились или вот-вот появятся в Москве благодаря Собянину или при активном патронаже мэрии.

1. Объединение (на самом деле сокращение) школ и детсадов
Что происходит:
Все детсады присоединяют к школам, часть школ присоединяют к другим школам. Из двух детсадов и двух школ, например, создается одно учреждение с одним директором и с единым коллективом педагогов и сотрудников.

Это одно из самых странных решений собянинской мэрии (конечно же не без участия профильных федеральных министерств). Физически разные здания, находящиеся иногда на значительном друг от друга расстоянии называются теперь одной школой. Во время таких объединений сократилось число классов, были уволены часть педагогов, сокращены медсестры, нянечки, повара. Для детей и родителей сократилась возможность выбора лучшего учреждения. Особенно пострадали и продолжают страдать авторские школы, специализированные школы, которые объединяют насильно и без учета их методов обучения.

Следствие:
- снижение свободы выбора детского образовательного учреждения
- сокращение ставок, специалистов, учителей
- увеличение численности классов
- уничтожение авторских школ, специализированных школ
- падение общего уровня школьного и дошкольного образования в Москве

Collapse )


фотосессия

Короед - не то, что вы думаете

К сожалению, большинство людей уверены, что знаменитый жук-короед, убивающий гектарами наши леса, выглядит так.
Callipogon lemoinei

На самом деле этот жук - усач, или дровосек, у которого есть много разновидностей, но все же не он так уж сильно и тотально сжирает ели.
Виновник выглядит так:

The mountain pine beetle.jpg
При этом не обращайте внимание на картинку, т.к. этот жук на самом деле весьма мелкий. Максимум его размера - 9 мм, т.е. он не больше сантиметра. А бывает и менее миллиметра в длину!

Вот он-то и есть тот самый короед-вредитель. Впрочем, его товарищ, что повыше - тоже невольный спутник короеда, т.к. часто поселяется на уже погубленных короедом деревьях.

Распространение короеда связано с комплексом факторов, среди которых изменение климата, понижение уровня грунтовых вод, плохой уход за лесом - все это ослабляет деревья и не дает им сопротивляться короеду.

Часто возникают вопросы о методах борьбы с короедом. Они существуют, хоть это и трудоемкая история, если лес уже ослаблен.
Во-первых, нужно предпринимать меры по оздоровлению леса, оперативной уборке больных и поваленных деревьев, а также вообще комплекс мероприятий вплоть до рыхления почвы.
Во-вторых, свежезараженные деревья надо ошкурить - снять с них кору до того, как из личинок выведутся жуки. Деревья потоньше надо сжигать.
В-третьих, есть метод раскладывания приманочных деревьев - с осени или зимой срубают несколько здоровых деревьев и, очистив их от ветвей, оставляют лежать в лесу до весны; тогда на них нападают короеды и кладут под кору их свои яйца; когда из всех яиц вылупятся личинки, кору счищают и все выводки короедов погибают.
Есть возможность вводить деревьям лекарства, т.е. буквально делать инъекции под кору. Также интересный способ - феромонные ловушки, приманивающие короеда или наоборот, отталкивающие его (антиферомонные).

В общем, пути борьбы есть. Странно, что государство, похоже, все пустило на самотек. Но сам короед вряд ли рассосется.

фотосессия

Тяжелая болезнь Минздрава - морить голодом детей в больницах

Сын после праздников решил поболеть и скорая доставила его в одну из больниц. Ничего серьезного, вроде бы, но на обследование его на всякий случай оставили. Так что невольно опять пришлось соприкоснуться с медициной по-российски.

Ребенка положили в больницу, но сказали, что питанием обеспечат только с утра.

Для нас это не большая проблема, т.к. живем рядом с больницей и есть возможность подвезти все, что нужно. Однако меня в который раз поразила эта удивительное и дико архаичное правило - не кормить больных в первый день их попадания в больницу.

Откуда это правило взялось? Кто в Минздраве его придумал? Это общее правило для всех медучреждений (ну разве что кроме частных), с которым мы сталкиваемся еще со времен СССР. Объясните мне, почему это правило до сих пор существует?

Мне в ответ обычно говорят, что мол ну больница ж не знает заранее, сколько будет больных вот и не готовит лишнего. Не-не, не пойдет. Есть ведь средние цифры по количеству новых пациентов. В чем проблема заранее ориентироваться на эту цифру и быть готовыми к обеспечению питания всех поступающих больных?

Кроме того, больницы в принципе должны быть готовыми к приему и резко возросшего наплыва больных - в случае эпидемий или ЧП. Это значит и лекарств, и бинтов, и коек, и питания должно хватать с запасом. Не будем забывать, что речь идет о больнице для детей. Хотя, то же самое разумно иметь в виду и для взрослых.

Я понимаю, что у депутатов есть более важные дела - не пускать сирот в Америку. Понимаю, что у прокуратуры есть более важные дела - ловить иностранных агентов в обществах защиты журавлей. Понимаю, что у Главврача Онищенко есть враги пострашнее - грузинские газировки и балтийские шпроты. Но может в 21 веке решим наконец эту простую проблему с питанием тех, кто попадает в больницы?

Кстати, эта проблема не только Минздрава. Ровно такой же принцип работает и в СИЗО, и в армии, и в детсадах, и везде, где несчастному гражданину "повезет" оказаться в лапах государственных структур.

фотосессия

Как в Москве издеваются над семьями усыновителей

В последнее время государство взяло моду «заботиться о детях». Забота о детях по логике путинского чиновничества выражается в принятии антисиротских законов, бесконечной болтовне по телевизору про якобы заботу о детях, в поисках Астаховым нарушений законодательства о детях в США и конечно в бесконечных заседаниях клона-мутанта Единой России – ОНФ.

Пока государство имитирует заботу, я решил рассказать о небольшом аде, в котором варится одна многодетная семья. Дело происходит не в нищем регионе, не где-то за тридевять земель. Место событий – Москва. Город, в котором сконцентрированы все министерства, призванные «защищать детей», а равно и куча запутинских как бы общественных организаций.

До того, как я перейду к описанию издевательств, опишу героев моего повествования. Героев в прямом смысле этого слова.

Знакомство с героями

Итак, что это за семья. Классический московский средний класс. И муж и жена люди творческие. На плечах главы семейства небольшая (но работящая) студия иллюстраций.

У семьи уже есть три своих ребенка – все девочки. Две выросли и вышли замуж. Третья учится в школе.
Несколько лет назад наши герои усыновили мальчишку из детдома. Через короткое время не выдержали, взяли из детдома и его детдомовского друга – уже под опеку.
Ну и (просто, чтобы до конца описать картину), появился первый внучок, так что к трем младшим детям периодически добавляется и внук.

Мальчишка под опекой – инвалид.

Мальчишка, которого усыновили – нуждается в постоянном внимании врачей, в частности – невролога.

Для того, чтобы ухаживать за детьми, мама оставила работу и занята исключительно ими.

Оба мальчишки поступили в хорошую школу. У усыновленного проявились некоторые проблемы с интенсивным обучением. Школа пошла навстречу и решается вопрос об инклюзивном образовании для него.

Что еще.

Усыновленный пять лет занимается с логопедом.
Играет на баяне, ходит в секцию большого тенниса.

Мальчишка под опекой тоже ходит на большой теннис, играет на гитаре, занимается в танцевальной студии.

Думаю, даже из этого описания видно, что детьми занимаются и семья старается дать им все что может по максимуму.

По сути все, что будет описано ниже, это не (как вы возможно могли подумать) просьбы о помощи, а предложение всего лишь не мешать таким семьям, убрать часть бюрократических барьеров и откровенных издевательств, усложняющих жизнь многодетным семьям.

Издевательство 1. Молочная кухня

Начну с мелочи, но характерной. Это одно из самых распространенных в Москве (подозреваю и по России) издевательств.

Для мальчишки-инвалида нужно молоко. Государство (само взялось, его никто не просил это анонсировать) выдает таким инвалидам молоко до 15 лет через молочную кухню.

А теперь милый бюрократический нюанс – талон на молочную кухню надо получать раз в месяц лично у педиатра. Кто это придумал? Зачем? У педиатров в Москве работы нет?

И это конечно не все. Для того, чтобы попасть к педиатру, единственный способ – приехать лично в поликлинику, выстоять очередь и взять талон на прием к педиатру.

Талон на прием к педиатру, чтобы взять ежемесячно талон на молочную кухню, которая в любом случае положена ребенку до 15 лет.

Многодетная мама с тремя детьми, два из которых нуждаются в особом внимании, каждый месяц выстаивает очереди за таким талоном.

Я хочу знать, кто ввел это правило и почему он еще на госслужбе.


Издевательство 2. Высокотехнологичная медицинская помощь

Нормальное государство, не заботящееся о детях, сидело бы тихонько и не высовывалось бы. Но т.к. наше «заботится», оно не может не обставить свою деятельность громкими словами.

Итак, знакомьтесь – ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНАЯ МЕДИЦИНСКАЯ ПОМОЩЬ.

Сертификат (куда ж без сертификата) на получение такой помощи имеют оба принятых в семью мальчишки.

Мальчишка-инвалид, раз в год обязан проходить диспансеризацию. Диспансеризация нужна (следим за логикой врачей-чиновников), чтобы получать помощь в специализированном (по его заболеванию) медцентре, куда он обязан приходить раз в три месяца и получать лекарства, без которых он не может жить.
Ладно, оставим на совести чиновников такие ежегодные мытарства семьи и перейдем собственно к «высокотехнологичной помощи» - до рассказа о ней мы еще не дошли.

Диспансеризация проходит в районной поликлинике (формально это теперь филиал окружной). Вот одна из диспансеризаций выявляет у ребенка проблемы с сердцем.

Начинается для нашей семьи квест «как попасть к кардиологу».

Целый месяц семья не могла попасть к нему на прием. В поликлинике кардиолога нет. Пытались попасть в окружную поликлинику – врач то «в отпуске», то «его нет», то «он на учебе, будет через месяц».

Тогда наивная семья пыталась попасть на прием к кардиологу по сертификату «высокотехнологичной медпомощи» - упс, кардиолога в высокотехнологичной помощи не оказалось.

Наша мама-героиня не вырастила бы трех детей, если бы не была пробивной. Начала звонить на горячую линию департамента здравоохранения. Там жалобы вежливо приняли, но отфутболили опять к терапевту поликлиники, которая вот уже месяц и не могла как раз найти кардиолога для семьи, т.к. мог он направлять только в окружную, а там кардиолога как мы помним нет.

Мама начала шерстить по знакомым, узнала про один из специализированных кардиоцентров, где наблюдались дети знакомых. Пришла к терапевту уже с конкретным адресом заведения и попросила направить туда. Терапевт долго сопротивлялась, но все же дала направление.

Ребенка, наконец, обследовали.

Очередной этап квеста пройден. Но погодите, босс уровня еще впереди.


Collapse )