April 27th, 2016

всюду жизнь

Сколько можно бояться

Дорогие френды и читатели, перестаньте, пожалуйста, пугать меня тюрьмой.
Реально — надоело. Скучно, однообразно, ни о чём.

Я родился и вырос в стране, где поговорка от тюрьмы не зарекайся каждому жителю известна лучше, чем «Отче наш» и 49-я статья Конституции. Мне ещё не исполнилось 17 лет, когда моего учителя иврита отправили валить лес в мордовские лагеря — именно за то, что он преподавал мне иврит.

В 1983 году я, владея шестью иностранными языками, не пошёл на филфак МГУ, как настаивали родители, а поступил в медицинский институт — именно для того, чтобы в случае Афганистана или лагерей иметь пригодную в этих местах специальность. Ни по какой другой причине. Когда перспектива Афгана и лагерей миновала, я вернулся к гуманитарным занятиям, но если Родина скажет — откопаю диплом (кстати, адвокат и так велел его найти, для приобщения к уголовному делу).

Среди моих знакомых — и в брежневские времена, и в путинские — всегда хватало людей, переживших тюрьму и лагерь. В том числе и по политическим статьям, и по вполне себе уголовным. Некоторым из них я откровенно завидую, потому что они использовали время пребывания в местах лишения свободы с большой пользой для личностного роста и развития. В моём представлении, тюрьмы и лагеря — такая же школа жизни, как кругосветное плавание или восхождение на Эверест, только с меньшими рисками для жизни.

Когда мне попадаются такие материалы, как недавние карточки Олега Навального на Медузе — я читаю их с большим практическим интересом.

Весь смысл 282-й статьи и других аналогичных законов — в запугивании людей. В том, чтобы мы боялись открывать рот. Единственный способ бороться с этой системой — не бояться её угроз. Я — не боюсь. И не надо, пожалуйста, учить меня страху. Это ровно та наука, которую я считаю для себя лишней. Не потому, что я такой крутой и смелый, а потому, что мне скучно бояться. Людей, живущих в постоянном страхе перед властью или неизвестным будущим, среди моих знакомых было больше, чем даже сидевших. И если я, в силу каких-то обстоятельств, не отношусь к их числу, то считаю, что мне крупно повезло.

А самое главное, о чём стоит помнить в жизни (поскольку она чревата проблемами посерьёзней тюрьмы), — что Бог не посылает нам таких испытаний, которые мы были бы не в силах перенести.
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
руки

Про 11-летнюю девочку, улетевшую в Питер

Про 11-летнюю девочку, улетевшую в Питер, жесть-заголовки. У ее бедной мамы нет денег на билеты из мск, а СМИ пишут "мама не спешит забрать ребенка".

Органы опеки уже трубят про желание лишить родителей родительских прав.

Все делают вид, что у некоторых детей в определенном возрасте никогда не бывает тяги сбежать из дома. Я вот в детстве трижды из дома сбегал, причем если честно без особой причины - просто за компанию с другом Славкой - товарища моего тянуло к путешествиям.

Друг, впрочем, убегал куда чаще меня. Один раз он даже сколотил плот и подобно Тому Сойеру с другим моим одноклассником плыл по реке три дня, пока его милиция не словила.

Ну как если бы меня после первого раза от родителей отобрали?

если государство хочет помочь - было бы правильно узнать, что там в семье и может помочь чем. репетиторов нанять, помочь родителям с поиском работы. Может нянечку нанять им. Ребенка отбирать из семьи просто за бедность семьи это неправильно. Разобраться надо сперва.

Но заголовки в СМИ ужасны. Зачем настраивать против родителей уже сейчас?