April 15th, 2012

Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
руки

Мартин Лютер Кинг. Любите врагов ваших

Вы слышали, что сказано: "люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего". А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гоняющих вас, да будете сынами Отца вашего небесного...

Евангелие от Матфея, 5: 43-45

Заповедь "любите врагов ваших" всегда была, пожалуй, самой трудной из всех заповедей Христа. Некоторые люди искренне верили, что в реальной жизни она невыполнима. Легко любить тех, кто любит тебя, но как любить тех, кто, тайно или явно, старается возобладать над тобой? Другие, например философ Ницше, утверждали, что призыв Иисуса возлюбить своих врагов свидетельствует о том, что христианская мораль - удел слабых и трусливых, а не сильных- и смелых. Иисус - это оторванный от реальной жизни идеалист, говорят они.

Несмотря на подобные острые вопросы и непрекращающиеся возражения, эта заповедь Иисуса приобретает для нас все возрастающее значение. Вереница беспорядков и восстаний напомнила нам о том, что путь современного человека лежит по дороге, имя которой - Ненависть, и ведет она нас к гибели и осуждению на вечные муки. Заповедь "любите врагов ваших" - это не благочестивое пожелание мечтателя-утописта, а абсолютное условие нашего выживания. Любовь даже к врагам - вот ключ к решению всех существующих в нашем мире проблем. И Иисус - это не оторванный от жизни идеалист, он - трезвый реалист.

Я уверен в том, что Иисус понимал всю сложность, связанную с практическим осуществлением своей заповеди. Он никогда не принадлежал к числу болтунов, возвещавших о том, как просто соблюдать моральные устои. Он понимал, что каждое искреннее выражение чувств любви основывается на полном и безоговорочном подчинении Богу. Потому, говоря "любите врагов ваших", Иисус осознавал, что эта заповедь носит обяза тельный характер. И тем не менее он призывал к этому. Наша ответственность как христиан состоит в том, чтобы раскрыть смысл этого завета и найти в себе силы ежедневно следовать ему.

Давайте будем реалистами и спросим: как нам любить наших врагов?

Во-первых, мы должны развить в себе умение прощать. Лишенный силы прощения лишен и силы любви. В нашем сердце не найдется места и капле любви к врагам, если мы не поймем того, что необходимо научиться прощать вновь и вновь, тех, кто несет нам несчастья и мучения. Надо также понять, что прощать всегда должен пострадавший, испытывающий боль и страдания, жертва мучительной несправедливости, униженный и оскорбленный. Обидчик может просить о прощении. Он может одуматься и как блудный сын пройти пыльными дорогами, с сердцем, трепещущим от желания быть прощенным. Но только лишь ближний ваш, испивший чашу страданий, отец, покинутый дома и ждущий возвращения любимого сына, способны к прощению.

Всепрощение - это не игнорирование того, что было сделано, или представление зла добром. Скорее, оно означает, что содеянное зло не является преградой на пути установления взаимоотношений. Всепрощение - это катализатор, создающий атмосферу, необходимую для совершения новых шагов, начала новой жизни. Всепрощение - это освобождение от бремени или долга. Слова "я прощаю вас, но никогда не забуду, что вы сделали" не в состоянии объяснить истинную природу всепрощения. Да, человек не может забыть, если это значит, что происшедшее стирается совершенно из памяти. Но, когда мы прощаем, мы забываем в том смысле, что зло более уже не является психологической преградой на пути установления новых взаимоотношений. Точно так же, мы никогда не сможем сказать:

"Я прощаю вас, но отныне не желаю вас знать". Прощение означает примирение, воссоединение вновь. Без этого ни один человек не в состоянии возлюбить врагов. Степень прощения определяет степень нашей любви к врагам.

Во-вторых, мы должны понять, что зло, творимое ближним нашим - врагом, причина наших страданий, никогда не отражают всей сущности этого человека. Элементы добра можно найти в характере даже наизлейших из наших врагов. Все мы чем-то напоминаем шизофреников, людей с раздвоенной личностью и характером. Бесконечная гражданская война бушует внутри каждого из нас. Что-то внутри нас заставляет нас сокрушаться вместе с римским поэтом Овидием: "Я сторонник добра, но в своих поступках руководствуюсь злом", или соглашаться с Платоном, говорившим, что человеческий характер - это колесничий, управляющий двумя конями, каждый из которых тянет в свою сторону, или повторять вслед за апостолом Павлом: "Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которое не хочу, делаю".

Просто-напросто это означает, что даже в наихудших из нас есть частица добра, и в лучших из нас есть частица зла. Когда мы познаем это, мы становимся менее склонны ненавидеть наших врагов. Когда мы смотрим в глубь проблемы, ищем причину содеянного в порыве зла, мы находим в ближнем нашем - враге частицы добра и понимаем, что порочность и злонамеренность его деяний не дает нам полной картины об этом человеке. Мы начинаем видеть его в новом свете. Мы осознаем, что его ненависть является результатом страха, гордыни, незнания, предубеждений и отсутствия взаимопонимания, но, несмотря на все это, мы знаем, что душа каждого человека несет в глубине печать Божью. И мы начинаем любить наших врагов, понимая, что они еще не испорчены полностью и всеискупляющая любовь Господа нашего может коснуться и их.

В-третьих, мы должны искать не поражения или унижения нашего врага, а его дружбы и взаимопонимания. Бывают дни, когда мы способны унизить наизлейшего из наших врагов. Неминуемо приходит час, когда его слабости проявляются и мы получаем возможность вонзить в него копье победы. Но мы не должны этого делать. Каждое сказанное слово и каждый сделанный шаг должны становиться кирпичиком в фундаменте взаимопонимания, высвобождать те огромные запасы добра, что были сокрыты за непроницаемыми стенами ненависти.


Collapse )

руки

Антоний Сурожский. Слово при получении диплома доктора богословия

"ЖИЗНЬ ДЛЯ МЕНЯ — ХРИСТОС... ".
Слово при получении диплома доктора богословия

honoris causa Московской Духовной Академии 3 февраля 1983 г.

Много лет тому назад Эдинбургский Богословский факультет выдавал диплом "гонорис кауза" одному из самых маститых архиереев Русской Церкви, митрополиту Евлогию Георгиевскому; и в ответной своей речи он сказал слова, которые мне хочется повторить сейчас от себя: Вы даете мне докторскую степень "гонорис кауза", я ее принимаю "аморис кауза" — и как честь, и как радость о той любви, которая соединяет всех членов Русской Церкви, которая делает едиными нас, находящихся за пределами Советского Союза, с родной Церковью на родной земле.

Я не скрою, что получение этой степени для меня — большая радость. Радость не о том, что я могу превозноситься над кем бы то ни было, потому что я слишком достоверно знаю, что я не школьный богослов, не получил должного богословского образования; но этот диплом будет свидетельствовать перед западными церквами о том, что мое слово — слово православное, не личное, а всецерковное.

С десяток лет тому назад пресвитерианский Богословский университет в Абердине присудил мне подобную степень "за проповедь слова Божия и за оживление духовной жизни в Великобритании". И меня радует, что теперь я могу сказать, что и Русская Церковь признает мое слово за слово правды и истины церковной. Я прошу вас передать мою глубокую благодарность и Святейшему Патриарху, и членам Ученого совета, и всем тем, кому Бог положил

на сердце меня окружить такой любовью и подарить мне такое доверие.

Еще с очень ранних лет, как только я, четырнадцатилетним мальчиком, прочел Евангелие, я почувствовал, что никакой иной задачи не может быть в жизни, кроме как поделиться с другими той преображающей жизнь радостью, которая открылась мне в познании Бога и Христа; и тогда, еще подростком, вовремя и не вовремя, на школьной скамье, в метро, в детских лагерях я стал говорить о Христе, Каким Он мне открылся: как жизнь, как радость, как смысл, как нечто настолько новое, что оно обновляло все; и если не было бы недопустимым применять к себе слова Священного Писания, я мог бы сказать вместе с апостолом Павлом: Горе мне, если я не благовествую... Горе, потому что не делиться этим чудом было бы преступлением перед Богом, это чудо сотворившим, и перед людьми, которые по всему лицу земли сейчас жаждут, жаждут живого слова о Боге, о человеке, о жизни: не о той жизни, которой мы живем изо дня в день, порой такой тусклой, порой такой страшной, порой и такой ласковой, но земной, а слова о жизни преизбыточествующей, о жизни вечной, бьющей ключом в наших душах, в сердцах, озаряющей наши умы, делающей нас не только проповедниками, но и свидетелями Царства Божия, пришедшего в силе, проникающего в нашу душу, пронизывающего нашу жизнь.


Collapse )
руки

Нобелевская лекция Матери Терезы

11 декабря 1979 г.

Так как мы собрались здесь все вместе возблагодарить Господа за Нобелевскую премию мира, кажется мне, что будет прекрасно, если мы помолимся вместе, вознесем молитву святого Франциска Ассизского, которая всякий раз безмерно поражает меня. Мы возносим эту молитву каждодневно после Святого причастия, ибо молитва эта очень важна для каждого из нас, и я не перестаю удивляться тому, что и 400-500 лет тому назад, когда святой Франциск Ассизский сотворил эту молитву, люди переживали те же трудности, какие мы переживаем сейчас, и потому молитва эта так дивно хороша и для нас. Думаю, некоторые из вас уже получили ее — так что мы помолимся вместе.

Возблагодарим же Господа за возможность собраться сегодня всем вместе, за этот дар мира, который напоминает нам о том, что мы были созданы, чтобы жить в этом мире, а Иисус стал человеком затем, чтобы принести благую весть обездоленным. Будучи Богом, он стал человеком, во всем таким же, как мы, кроме грехов наших, и пришел к нам с благою вестью. Этой вестью был мир всем людям доброй воли, и это именно то, чего все мы желаем — душевного мира, покоя. И Бог так возлюбил этот им сотворенный мир, что отдал ему своего Сына. Это была жертва, это все равно что сказать: Бог с болью отдал Его, потому что Он так сильно любил этот мир. Он отдал Его Деве Марии, и что сделала она?

Как только Он вошел в ее жизнь, она тотчас же, не медля, поспешила передать эту благую весть и пошла в дом двоюродной сестры своей, и дитя — нерожденное дитя — в чреве Елизаветы запрыгало от радости. Оно и было тем маленьким нерожденным младенцем, первым посланцем мира.

Оно узнало, что пришел Христос, чтобы принести благую весть вам и мне. Но этого было недостаточно — недостаточно, чтобы стать человеком, — Он умер на кресте, дабы показать нам высшую любовь. Он умер за вас, и за меня, и за всех прокаженных, и за того человека, умирающего от голода, и за того нагого и сирого, лежащего на улице не только в Калькутте, но и в Африке, и в Нью-Йорке, и в Лондоне, и в Осло, — и настаивал, чтобы мы любили друг друга, как Он любит каждого из нас. И мы читаем это в Евангелии совершенно ясно: любите, как Я всегда любил вас, как Я люблю вас; как Отец мой любил меня, так и Я люблю вас: И так сильно любил Бог-отец своего Сына, что и отдал Его нам, и как сильно мы любим друг друга, мы тоже должны отдавать друг другу, отдавать до боли. Мы не можем сказать: я люблю Бога, но не люблю моего ближнего. Апостол Иоанн говорит: ты лжец, если говоришь, что любишь Бога, которого не видишь, если не любишь своего ближнего, которого видишь, до которого дотрагиваешься, с которым живешь. Так что для нас очень важно понять, что любовь, если она истинна, должна причинять боль. Иисусу больно было любить нас, это причиняло Ему боль. И, чтобы увериться, что мы помним Его великую любовь, Он претворил себя в хлеб жизни, дабы удовлетворить наш голод по любви Его, наше алкание Бога, ибо мы были созданы ради этой любви. Мы были созданы по образу и подобию Его. Мы были созданы, чтобы любить и быть любимыми, и Он стал человеком, чтобы и нам стало возможно любить так, как Он любит нас. Он стал алчущим, нагим и сирым, стал больным, стал узником в тюрьме, стал одиноким, никому не нужным — и Он говорит нам: это вы сделали меня таким. Он изголодался по вашей любви — это и есть голод наших обездоленных. Это голод, который мы должны найти — найти, быть может, в нашем собственном доме.

Я никогда не забуду посещения некоего дома, где обретались престарелые родители тех, кто просто отвез их в это заведение и, быть может, забыл. Я обошла дом, я увидела, что все там у них есть, прекрасные вещи, но они смотрели на дверь. И ни на одном лице не увидела я улыбки. Тогда я повернулась к сестре и спросила: как же так? У всех этих людей есть здесь решительно все, но почему они все время смотрят на дверь, почему они не улыбаются? Я так привыкла видеть улыбки на лицах наших пациентов, даже умирающих… И тогда она сказала: они каждый день, всегда, постоянно ждут, надеются, что их навестит сын или дочь. Им больно оттого, что они забыты, вы же видите, что им нужна любовь. Бедность там, где нет любви, и такая бедность может жить в нашем собственном доме, если там нет места любви. Быть может, в нашей собственной семье есть кто-то, кто чувствует себя одиноким или больным или встревожен.


Collapse )
руки

Олег Шеин

Оригинал взят у roizman в Олег Шеин

С oleg_shein разговаривал. Судя по всему, чувствует себя плохо. Завтра вылетает в Москву встречаться с Чуровым. При этом у Олега полная ясность происходящего. Если он прекратит голодовку раньше чем власть пойдет на пересчет голосов, то власть ни на какие уступки не пойдет.

Если он не прекратит голодовку, то он умрет. Он это тоже понимает.
Из разговора я вижу, что ему действительно очень плохо. Но он молчит.

Завтра в 14-00 он прилетает в Шереметьево из Астрахани. Терминал "Д".
Для порядочных журналистов есть возможность получить подлинную информацию от Олега лично, а добрые люди могут просто встретить, поддержать и пожать руку.

Posted via LiveJournal app for iPad.


руки

Центр Э. Текущее

Мне в пятницу вручили официальное уведомление о вызове на беседу в Центр Э.

Формально - по теме моей жалобы в ЦИК о сходстве плакатов ЕдРа и избиркомов - и встречной жалобе подмосковного избиркома.

В понедельник в 10.30 с адвокатом Николаем Полозовым посмотрим, с какой стати темой выборов у нас занимается Центр Э и с каких пор жалоба в официальные органы стала проявлением экстремизма.