oleg_kozyrev (oleg_kozyrev) wrote,
oleg_kozyrev
oleg_kozyrev

Алексей Навальный - эфир в Нью Таймс

из тех новостей, о которых знать надо обязательно

Арбитражный суд Москвы отклонил иски миноритарного акционера компаний «Транснефть» и «Роснефть» Алексея Навального с требованием раскрыть информацию об их деятельности. Рассказывает Алексей Навальный. 

ВИДЕО

  • СТЕНОГРАММА

    Олег Дусаев:
    - Здравствуйте. Вы смотрите информационный портал Newtimes. В студии Олег Дусаев. Арбитражный суд Москвы отклонил иски миноритарного акционера компаний «Транснефть» и «Роснефть» Алексея Навального с требованием раскрыть информацию об их деятельности. Сегодня Алексей Навальный у нас в студии, и мы надеемся, что он прольет свет на эту ситуацию. Здравствуйте, Алексей.

    Алексей Навальный:- Здравствуйте.

    Олег Дусаев:- Хочется мне, естественно, задать вопрос, который мучает, наверное, очень многих людей: а зачем вам вообще все это нужно, для чего вы решили с такими крупными нефтяными компаниями вступить в судебные отношения?

    Алексей Навальный:- На эту мысль меня натолкнул ни много, ни мало наш президент, у него какой сейчас любимый вопрос - любимый вопрос президента Путина: где моржа.

    Олег Дусаев:- У нас президент сейчас Медведев.

    Алексей Навальный:- Ну да, это такая оговорка по Фрейду, премьера Путина: где моржа. Потому что у нас компания Роснефть, акционером которой я являюсь, это крупнейшая компания в России, одна из крупнейших компаний в мире, добыча у неё, слава богу, не падает, цены на нефть, сами знаете, рекордные, все прекрасно. Но, тем не менее, как вы думаете, какая доходность дивидендная по акциям компании Роснефть — 1.5% годовых; прямо скажем немного. Вряд ли наши нефтяные компании будут когда либо работать в более благоприятных условиях, но, тем не менее, Сургутнефтегаз - порядка одного процента, Роснефть - порядка полутора процентов. Соответственно, где моржа, куда деваются все эти деньги. То же самое касается компании Транснефть, которая у нас монополист, она экспортирует всю нашу нефть, она находится в прекрасных, благоприятных условиях, по идее там деньги должны литься рекой, и, в том числе, от этой реки должен маленький ручеек литься и в мою сторону, в сторону скромного миноритарного акционера; но нет. Причем я хотел бы обратить внимание, что касательно Роснефти, с большой помпой был, так называемый, народный IPO, акционерами Роснефти стало порядка 130 000 человек по всей стране, то есть, это большой ... людей, и все они, в общем-то, удручены и опечалены, потому что денег нет. Естественно, мы начали разбираться - я, мои коллеги, другие миноритарные акционеры, куда же, собственно говоря, пропадают деньги. И в ситуации с Роснефтью мы обратили внимание на экспорт. 80% нефти, которую добывает Роснефть, она продает за границу, продает не напрямую потребителям, она продает нефтетрейдерам, это фактически таким просто посредническим компаниям. И одна из этих компаний, такая удивительная оффшорная компания Гунвор, которая находится в швейцарском городе Цук и владеет которой, видимо по странному, удивительному совпадению, друг Путина господин Тимченко. Вот эта компания Гунвор за короткий срок стала крупнейшим экспортером нефти из России. То есть, можно сказать, что больше половины всей российской нефти продает Гунвор, Гунвор зарабатывает на этом колоссальные прибыли. В связи с этим у нас возник вопрос: а не получается ли такой ситуации, когда прибыль Гунвора, полученная им, это наша недополученная прибыль. Мы обратились к Роснефти с достаточно простым вопросом: уважаемая Роснефть, пожалуйста, скажи, на каких условиях, в каком объеме ты продаешь нефть компании Гунвор. Вроде бы элементарный достаточно вопрос, тем не менее, он ввел там всех в полное замешательство, при слове «Гунвор» у людей становятся каменные лица, и выяснилось, что взаимоотношения с Гунвор - это самая главная тайна мальчиша-кибальчиша, и вообще самый главный секрет компании Роснефть. Мы вели с ними переписку несколько месяцев. Они ни в одном письме даже не употребили слово «Гунвор», вот что-то такое, какая-то вода, вокруг да около, спасибо за ваше обращение, ни одного слова конкретики. Естественно, мы, в конце концов, обратились в арбитражный суд с иском о принуждении Роснефти к раскрытию информации, то есть, суд должен был заставить их рассказать нам каким образом зарабатывает деньги компания Гунвор. К нашему большому сожалению арбитражный суд вчера признал, что миноритарные акционеры, то есть, акционеры такие, как я, не имеют права получить этой информации, несмотря на то, что закон об акционерных обществах прямо говорит, что мы можем получить любую информацию кроме бухгалтерской и протоколов правления. Ни то, ни другое мы не спрашивали, мы просто запрашивали некую базовую информацию по экспорту, которая не может быть секретом. Дело в том, что это основной источник прибыли Роснефти. Естественно, компания не может скрывать от своих акционеров каким образом получается эта прибыль, основной источник прибыли. И Московский арбитражный суд фактически признал, что акционеры полностью бесправны, единственное, что они могут получить - это раз в год они могут прийти на собрание и получить красочный буклет.

    Олег Дусаев:- Вы знаете, опять-таки, как говорят некоторые юристы, действительно по закону об акционерных обществах компания имеет право предоставлять информацию только тем акционерам, которые владеют блок-пакетом?

    Алексей Навальный:- Да, но нужно понимать какую информацию. Закон об акционерных обществах гласит, что если у вас нет 25%, то вы можете получить все, что угодно, кроме бухгалтерской документации, протоколов правления компании. Значит, являются ли тендерные документы, договора и любые другие документы, вообще информация об объемах отгрузки бухгалтерской документацией; конечно, не является. Является ли это протоколами правления — не является. То есть, нам не нужны были ни протоколы правления, нИ документы бухучета. То есть, я понимаю отлично, что компания не может открывать все, но не может быть засекречено - на каких условиях компания продает всю свою нефть. Тем не менее, Роснефть отказалась в суде признать или опровергнуть сам факт сотрудничества с Гунвор, они сказали, что мы не будем никаким акционерам просто отвечать даже на вопрос; у меня было перечислено несколько вопросов. Первый вопрос: соответствует ли действительности информация о сотрудничестве с компанией Гунвор. Мне сказали, что мы не будем на этот вопрос отвечать ни да, ни нет, потому что вас это не касается.

    Олег Дусаев:- Хорошо, а кто представлял Роснефть на заседании, не могли бы вы рассказать подробнее как оно вообще проходило?

    Алексей Навальный:- Ну, это было такое традиционное заседание арбитражного суда, приходили из Роснефти каждый раз разные люди - это представители их правового департамента. Достаточно уверенно они, естественно, себя вели, и мы не испытывали особых иллюзий по этому поводу, мы знаем отлично, кто является председателем Совета директоров Роснефти - это Игорь Иванович Сечин, прямо скажем, не самый последний человек в нашей стране, и мы отлично знаем, что любой юрист, который представляет Роснефть по такому, конечно, важному процессу, который освещается СМИ, и который является принципиально важным для руководства компании, то есть, смогут они это скрыть или не смогут. Естественно мы понимали, что вот сидит молодой парень из Роснефти, а он ощущает за собой всю государственную машину, потому что для них Роснефть, это же по большому счету государственная компания, там процент акций, который находится у каких-то миноритариев достаточно не велик, поэтому они вот с таким пафосом: мы государство. И они даже в ходе процесса говорили, что вот государство-то, оно все знает, все, что положено государству вот они и знают, а эти, чего там, какая-то шантрапа, поэтому куда они лезут.

    Олег Дусаев:- Скажите, пожалуйста, давайте напомним нашим зрителям: сколько у вас вложенных денег в акции той и другой компании?

    Алексей Навальный:- Это достаточно небольшие пакеты, и здесь я ничем не выделяюсь из основной массы вот этих миноритарных акционеров, и пакет Роснефти и Транснефти составляет порядка 60000 рублей, то есть, это небольшие деньги, но, тем не менее, это мои сбережения, они мне естественно дороги, и я хотел бы получать по ним стабильный доход.

    Олег Дусаев:- А какой вы доход получаете по ним?

    Алексей Навальный:- В том-то и дело, дело в том, что доход по акциям складывается из двух вещей, первое — прирост курсовой стоимости акций, второе — это дивидендная доходность. Да, действительно, по акциям Роснефти за последнее время был прирост курсовой стоимости, но, кстати говоря, последние события снова съели это. Но большинство миноритарных акционеров, которые приобретали акции в ходе народного IPO пресловутого, они надеялись на долгосрочное инвестирование, то есть, мне не интересно купить, посмотреть, что она отросла на 10% и продать. То есть, я вложил деньги, я хотел бы, чтобы акция росла, и я получал бы ежегодно какой-то доход с этой акции, сопоставимый с процентом по депозиту, может быть, чуть меньше, сопоставимый с доходностью западных нефтяных компаний. Ну это будет какой-то стабильный доход, он мне будет капать, акция растет и денежки бегут. К сожалению, денежки бегут мимо меня и мимо нас всех.

    Олег Дусаев:- И все-таки я хочу вернуться к вопросу, если вы требуете какой-то конкретики от этих компаний, давайте мы будем требовать конкретики от вас: вот у вас вложено 60000 рублей в акции, вы сколько получаете в год дохода?

    Алексей Навальный:- Смотрите, давайте посчитаем по Роснефти, ну, для ровного счета возьмем 50000 рублей, то есть, на вложенные 50000 рублей после собрания, которое прошло 4-го июня, было принято решение, по которому я получил доход - 500 рублей в год.

    Олег Дусаев:- Ну доход.

    Алексей Навальный:- Доход, но это не то, на что я рассчитывал. Когда я вижу цены на нефть, я вижу прекрасный офис компании Роснефть, я вижу, как отлично у них идут дела, и самое обидное для меня, я вижу как прекрасно идут дела у компании Гунвор, она заявила о том, что у неё оборот за прошлый год - 70 млрд. долларов. Она на достаточно выгодных условиях покупает нефть у компании Роснефть, у моей компании, она берет её с отсрочкой платежа в три месяца, то есть, она получает нефть. Потом имеет возможность её продать и ей не нужно перекредитоваться. То есть, она фактически, с моей точки зрения, может это не так, она паразитирует на компании Роснефть. Может быть, это не так, я поэтому Роснефть и спрашивал: скажите, если там все хорошо, я от неё отстану и вообще я буду главным лоббистом компании Гунвор. Но они скрывают это, и они укрепляют меня в моем подозрении в том, что компания Гунвор и все эти схемы являются просто прикрытием для фактически обворовывания компании и для обворовывания и акционеров, и государства. То есть, это просто схема увода денег. Вполне возможно, причем я не могу это утверждать на сто процентов, но я предполагаю, что там есть кое-какие трансфертные схемы, за которые у нас сейчас кое-кто сидит в Читинской колонии в городе Краснокаменске. Может быть это не так, но показать-то они ничего не хотят.

    Олег Дусаев:- Хорошо, тогда возникает самый простой вопрос: как вы думаете, кому это выгодно, конкретно кому?

    Алексей Навальный:- Естественно, это выгодно тем, кто забирает себе эти деньги. Понятно дело, что есть, условно говоря, есть Роснефть, которая качает нефть, заливает её в трубу, на границе её продает трейдеру, трейдер продает, зарабатывает себе эту пресловутую моржу. Естественно, это выгодно тем, кто забирает себе вот этот трансфер, кроме того, это выгодно тем, кому, что называется, отстегивают.

    Олег Дусаев:- Ну, поскольку вы сказали, что руководителем компании Гунвор является по счастливому совпадению друг Владимира Путина, правильно ли я понимаю, что таким образом вы намекаете, что здесь могут быть личные интересы нашего премьера?

    Алексей Навальный:- Смотрите, у нас есть пять крупнейших нефтяных компаний, основным трейдером четырех из них - Роснефти, Газпромнефти, Сургутнефтегаза и ТНКВР является компания Гунвор. Когда мы задаем себе вопрос: это случайно так получилось, и когда я задаю вопрос представителям отрасли: могло ли так хотя бы теоретически случиться, что какая-то непонятная швейцарская фирма стала крупнейшим продавцом российской нефти, и может ли такое быть без прямого указания высших должностных лиц государства. Естественно, все с улыбкой говорят: ну, конечно же, нет. Это было прямое указание, чтобы все нефтяные потоки замкнули на конкретного нефтетрейдера.

    Олег Дусаев:- И все-таки я не получил конкретного ответа?

    Алексей Навальный:- Я не уверен, что Владимиру Путину там каждый вторник приносят чемоданчик с деньгами, ну это видимо не чемоданчик, а вагончик с деньгами. Я не уверен, что это происходит именно так, но, тем не менее, с какими-то целями очевидно, что Владимир Путин и руководство страны, оно, судя по всему, дало указание замкнуть все эти нефтяные потоки на компанию Гунвор.

    Олег Дусаев:- Теперь давайте поговорим о Транснефти, что не устраивает вас в этой компании, какие опять-таки вы дивиденды получаете уже от Транснефти и что вам не нравится здесь?

    Алексей Навальный:- Ну, про дивиденды Транснефти даже говорить смешно, там дивидендная доходность порядка полупроцента. Но случай с Транснефтью, именно его, в первую очередь, обсуждают, потому что он выглядит совершенно вопиющим. Компания Транснефть, сто процентов обыкновенных акций Транснефти принадлежат государству, у меня есть, как и всех остальных, только привилегированные акции, но вот эта вот государственная компания, монополия, которую вроде бы со всех сторон должны проверять, в 2007-м году отправила на выплату всех дивидендов всего лишь 4 млрд. рублей. Посмотрим отчет и мы увидим, почему всего лишь 4 млрд. рублей они отправили на выплату дивидендов, потому что 7 млрд. рублей они выплатили на какую-то странную благотворительность. Там действительно в отчете есть просто строчка - расходы на благотворительность — 7 млрд. рублей. Для сравнения: на ремонт и содержание всех нефтепроводов потрачено всего лишь 5 млрд. рублей. Российский фонд помощи, это крупнейшая благотворительная организация в стране потратила в 2007-м году в 45 раз меньше на благотворительность. Транснефть потратила 7 млрд., мало того, в 2006-м году они потратили 5 млрд. То есть, за последние два года они потратили на благотворительность 500 млн. долларов. И когда я задаю вопрос тем людям, которые занимаются благотворительностью: а видели ли вы результаты этого благотворительного движения, но никто не видел. На эти деньги можно строить каждый год новый гигантские кардиологический центр, то есть, это колоссальные деньги, и невозможно их потратить на благотворительность так, чтобы это никто не видел. И в суде Транснефть заявила, что это секрет, который мы никому не расскажем. Они сказали: да, это не коммерческая тайна, но, тем не менее, компания Транснефть никогда и никому не сообщит, ну кроме тех, кому это надо, неким представителям государства, не сообщит, кто был получателем её благотворительной помощи.

    Олег Дусаев:- И что на это ответил суд?

    Алексей Навальный:- Суд предложил сначала заключить с нами мировое соглашение: ну скажите хоть что-то, неужели все это может быть секретно, вот вся ваша благотворительная помощь. На что представитель Транснефти сказал: никакого мирового соглашения, мы никому ничего не скажем, все, что вам положено знать как акционерам, это вот то, что у нас написана строчка, расходы на благотворительность — 7 млрд. рублей, никакой расшифровки мы и близко вам не дадим.

    Олег Дусаев:- Насколько мне известно, один из доводов другой стороны заключался в том, что вы требуете информацию за тот год, в котором вы еще не являлись акционером компании?

    Алексей Навальный:- Действительно, и те и другие предъявляли такие претензии, но в последствии от них отказались.

    Олег Дусаев:- И какие ваши дальнейшие действия, что вы предполагаете делать?

    Алексей Навальный:- 28-го числа это месяца мы получим письменное решение суда, где будет полностью указана расшифровка и мотивы отказа, и мы сразу же обжалуем это в апелляционной инстанции, и впоследствии, если будет необходимость, мы обжалуем это так же и в кассации, во всех других инстанциях. Что касается благотворительности Транснефти, мы отдельно ведем административный процесс, мы обратились в прокуратуру, в управление по борьбе с экономическими преступлениями, где мы указываем, что здесь есть просто признаки мошенничества и здесь есть признаки просто хищения средств под предлогом благотворительности.

    Олег Дусаев:- Скажите, а вот относительно того, что компания Гунвор, как вы говорили, выступает трейдером компаний наших крупнейших, вы общались на эту тему с ФАС?

    Алексей Навальный:- Мы обратились в антимонопольную службу, и мы считаем, что у нас есть все основания требовать от ФАС разбирательства. Почему. Потому что Гунвор, по разной оценке, занимает на рынке либо доминирующее положение, либо монопольное; в любом случае это подпадает уже под компетенцию ФАС. Мы требуем от них, чтобы они разобрались - нет ли здесь какого-то сговора с целью предоставления преференций отдельному участнику рынка, а именно, компании Гунвор, и не пользуется ли Гунвор какими-то правами монополиста. Пока еще нет ответа от ФАС, мы очень сильно надеемся, что это не будет отписка.

    Олег Дусаев:- Ну и, конечно, мне хочется спросить у вас о том, что сейчас вот кипит и блогосфера, и все это активно обсуждают, и, в частности, некоторые люди говорят о том, что, ну это понятно, Навальный сошел с политической сцены, его начинают забывать, ему необходим пиар, и вот он сейчас начал заниматься дешевым самопиаром?

    Алексей Навальный:- Отвечаю на вопрос: хочешь ли ты на этом заработать политические дивиденды, я отвечаю: да, я хочу заработать на этом политические дивиденды, я считаю, что это принципиальная, верная позиция, если сможем разоблачить эту банду жулья и на этом заработаем политические дивиденды; именно таким образом и должен поступать каждый политик. Если ты хочешь заработать политические дивиденды, займись чем-то конкретным.

    Олег Дусаев:- Вот вы знаете, вы все время, говоря о своих исках, говорите мы, наш и т.д. Не могли бы вы поделиться, кто вас поддерживает?

    Алексей Навальный:- В узком смысле, когда я говорю мы, я имею в виду коллектив, который занимается - это адвокаты Вадим Прохоров, Александр Глушенков, это мой помощник Дмитрий Волов и еще несколько человек, которые этим занимаются. В широком смысле - это те миноритарные акционеры, которые занимают активную позицию. Поэтому мы, я имею в виду вот этот вот пресловутый класс собственников, который решил вложить свои сбережения в ценные бумаги.

    Олег Дусаев:- Спасибо большое, Алексей.

  • Tags: Навальный, видео, политика, экономика
    Subscribe
    • Post a new comment

      Error

      default userpic

      Your reply will be screened

      When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
      You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
    • 12 comments